Пятница, 28.07.2017, 12:55
Дата

Чат

Доска почета
Победитель конкурса "Краски лета" Fedora и церопегия! Победитель конкурса "Краски лета" дана и хойи!

Профиль
Личных сообщений:
Вы вошли как: Гость
IP : 54.162.60.75
Гости
Днюха:
Ты тут: Дня(ей)
Пол:
Профиль ЛС Выход

Форма входа

Статистика

Поиск

Погода
GISMETEO: Погода по г. Харьків

Главная » Статьи » Мои статьи

Проблемы дочерей воздуха в горшечной культуре.
Проблемы дочерей воздуха в горшечной культуре.
В отличии от привычных цветоводам растений, главным в успехе комнатной культуры орхидей в первую очередь является понимание нужд корневой системы. Требования же надземной части для большинства широко распространенных в комнатной культуре орхидей мало отличаются от требований других комнатных растений. Например, затенение от жарких лучей солнца на западном окне, моим орхидеям досталось в наследство от цитрусовых. За редким исключением, орхидеи попадающие в руки начинающих, через цветочные магазины большую часть года без особых проблем мирятся и с низкой влажностью наших квартир и с высокой летней температурой. Корни же эпифитных орхидей имеет свои специфические требования отличные от требований корней обычных растений, которые нужно понимать и учитывать. Следует так же знать, что у многих орхидей в горшечной культуре корни в среднем живут не больше двух сезонов. И только у некоторых родов и видов (лелий, каттлей, фаленопсисов и ванд) они могут достигать почтенного трех-четырех летнего возраста при правильной агротехнике.
В общем случае, для успешной культуры эпифитных орхидей (особенно с тонкими листьями) в условиях сухого воздуха наших квартир желательно чтобы площадь всасывания корней была соизмерима с общей площадью листьев или даже превосходила ее. Это связано с тем, что значительная часть влаги, получаемая орхидеями через корни, как летом, так и зимой, когда включено отопление, идет, в основном, на транспирацию. Поэтому при потере корней даже взрослые орхидеи, имеющие нормальный размер надземной части, приходится долго восстанавливать. Сначала должна нарасти новая корневая система, которая у большинства симподиальных орхидей активно растет исключительно на ризоме побегов продолжения. И только после этого возможно восстановление нормального роста надземной части и хорошее цветение. В принципе, практически любые симподиальные орхидеи потенциально могут давать корни и на ризоме прошлогодних побегов, но их количество будет не значительно. Типичный случай произошел, когда начинал готовиться этот материал (Цимбидиум.Помогите советом!!!). Минский любитель получил в подарок вполне нормальный по внешнему виду цветущий цимбидиум и поместил его на окно, под которым находилась батарея. Спустя несколько дней начали вянуть цветы и скручиваться листья. Опрыскивание в этой ситуации не помогало. После разбора субстрата выяснилось, что практически все корни погибли. В момент приобретения растение может не иметь характерных для такой ситуации внешних признаков, так как в цветочных магазинах температура обычно ниже, а влажность значительно выше, чем в наших квартирах. Там растение с плохими корнями может агонизировать от нескольких недель до нескольких месяцев, постепенно истощаясь. В данном же случае, изменение условий содержания, вызвавшее резкое увеличение транспирации, привело к резкому уменьшению влаги в тканях цимбидиума, восполнить которое ему уже было нечем.
Считается, что симподиальные орхидеи могут расти за счет расхода питательных веществ из задних бульб (старых розеток), а после появления корней от нового роста восполнить затраты на его развитие. Моноподиальные, соответственно, могут восстанавливаться за счет нижних листьев. Однако такое возможно только в оранжереях или орхидариумах при относительной влажности выше 70% и воздухе, насыщенном углекислом газом от дыхания других растений. Мне приходилось наблюдать, как фаленопсисы в таких условиях одновременно наращивали корневую систему, вегетировали, растили цветонос, а затем и цвели. Но в условиях низкой влажности на это рассчитывать не приходится. В моей практике было только несколько случаев, когда орхидеи с сильно пострадавшей корневой системой зацвели после второго вегетационного периода (на следующий год). Исключение составляют очень крупные экземпляры, большая вегетативная масса которых позволяет растению цвести на недоразвитых побегах продолжения (правда, почти всегда не полноценно) даже при полной гибели корневой системы. Однако это сильно истощает их, отбирая питательные вещества необходимые на восстановление корней. Без орхидариума или хотя бы теплички с освещением и автоматическим поддержанием температуры, чтобы обеспечить вегетацию пострадавшего растения круглый год, восстановление нормального роста и цветения может потребовать 2-3 года. Дольше всего восстанавливать орхидеи с длительным периодом биологического покоя, наступающим в любых условиях после очередной вегетации. В определенных пределах орхидеи могут приспосабливаться к проблемам с корнями. Например, если у фаленопсисов или подобных по строению орхидей с толстыми листьями, корни связанные с нижними листьями (питающие их) погибают, эти листья становятся балластом и сбрасываются растением, предварительно отдав ему питательные вещества. Для моноподиальных орхидей с тонкими листьями, длинным стволиком и толстыми корнями это менее заметно. Нижние листья могут подпитываться от стволика, а корни с толстой паренхимой первичной коры у таких орхидей в какой-то мере являются дополнительным запасающим органом. Однако пожелтение и постепенный сброс нижних листьев у моноподиальных орхидей или листьев на самых старых бульбах симподиальных орхидей, не имеющих живых корней, явление рядовое. Обычно это происходит весной после периода покоя и особенно часто у растений зимующих без подсветки. Если у растения плохая корневая система или ему не хватает питания, то отбор питательных веществ из старых листьев происходит и во время вегетации. С бульбами происходят те же процессы, только бульбы долговечнее и могут жить после сброса листьев длительное время. Когда приходит их срок или растению не хватает питательных веществ, они также желтеют и утилизируются растением. У многих орхидей старые бульбы под действием света начинают приобретать коричневый оттенок или на них появляется крапчатость. В местах защищенных от света (прикрытых нижними прикрывающими чешуями) пигментации обычно не бывает. В книгах зарубежных авторов имеется информация, что некоторым видам орхидей свойственно появление пигментации на старых бульбах именно в нижней части бульб (у ликаст, ангуол, онцидиумов). Такие бульбы даже используют для размножения. Однако начинающих изменение окраски основания бульбы всегда должно настораживать особенно, если эта бульба не является самой старой! Чаще всего это является следствием проникновения в бульбу болезнетворных организмов при загнивании корней или ризомы из-за излишнего полива. Нужно определить, что происходит и при необходимости быстро удалить загнившую бульбу. Автор потерял видовой онцидиум, слишком поздно заметив изменение окраски оснований старых бульб. Опытные люди по внешнему виду могут сказать, что происходит с бульбой, тем более, что появление гнилей сопровождается еще и характерным размягчением пораженных тканей. Для начинающих это проблематично и желательно проконсультироваться у более опытных любителей. У орхидей без бульб, но с мясистыми листьями о загнивании корней часто говорит появление полупрозрачных пятен на листьях. Некоторые любители, ориентируясь на особенности развития и размер, избавляют некоторые орхидеи от самых старых бульб заранее, когда на них еще есть остатки функционирующих корней или хотя бы нормальные листья. Эти бульбы потом используются их для размножения. В условиях горшечной культуры старые бульбы с листьями могут быть не столько запасником питательнех веществ, сколько их потребителем в неблагоприятный световой период при повышенной температуре и низкой влажности. Часто старые бульбы сдувшись не могут даже полностью восстановить свой тургор.
Наиболее важными биологическими особенностями эпифитных орхидей являются: наличие на корнях, часто значительного по толщине, слоя омертвевших клеток называемого веламеном и взаимовыгодное сожительство корней с грибами, которое носит специальное название микориза, что в переводе означает "грибокорень".
Орхидные имеют внутреннюю микоризу - эндомикоризу. В отличии от внешней микоризы при эндомикоризе грибной чехол вокруг корня не образуется, корневые волоски, если они характерны для конкретного вида орхидеи, не отмирают, а гифы гриба проникают глубоко в ткани корня. Считается, что грибы, образующие микоризу орхидных способны разлагать сложные органические вещества и снабжать корни продуктами их распада, что имеет большое значение в сапрофитном питании орхидных. Эндомикориза в той или иной степени свойственна многим растениям, просто у орхидных она имеет наиболее специализированный тип. Есть и альтернативная точка зрения. Некоторые исследователи считают, что взрослые орхидеи могут и без грибов снабжать себя питательными веществами.

Веламен также не является прерогативой только эпифитных орхидей. В той или иной степени он имеется и у других растений, однако для эпифитных орхидей веламен играет исключительно важную роль.
Обобщенный портрет веламена, собранный по разным источникам таков. Это ткань из мертвых, полых клеток с опробковевшими стенками, служащая для поглощения дождевой воды или росы. Между дождями веламен является запасающим воду органом. Как пористый, гигроскопический материал веламен может поглощать влагу из воздуха насыщенного парами воды. Именно это его свойство позволяет орхидеям переживать длительные засушливые периоды, когда нет дождей, но есть ночные туманы и росы. Как пористый материал он может защищать корни от перегрева и излишних потерь воды.
Однако, во-первых, термин «опробковевшие стенки», попадающийся в некоторых книгах, может быть не совсем верным, так как процесс опробковения обычно связывают с накоплением в оболочках клеток жироподобного вещества суберина, который делает их непроницаемыми для воды.
Во-вторых, после многолетних наблюдений за развитием и жизнью корней эпифитных орхидей, проведенных для горшечной культуры, автор статьи выявил некоторые очень важные явления, почему-то вообще не описаные в литературе, доступной большинству цветоводов. Перед обсуждением всех выше перечисленных утверждений о свойствах веламена рассмотрим обобщенное строение корня однодольных растений. Рисунок взят с сайта Все о высшем образовании. Более подробно о корне можно подробнее узнать на сайте Сибирского Открытого Университета. Информация о строениии корня может в разных источниках отличаться или сильно не соответствовать строго научному представлению о строении корня, так как часто в популярной литературе имеет место упрощение.
В общем случае корень в зоне всасывания покрыт однослойной тканью - ризодермой, несущей корневые волоски. Этот слой есть и у корней всех орхидей, но важен только для тех, которые имеют всасывающие волоски. У эпифитов клетки этого слоя быстро отмирают. Заметить его можно только на старых воздушных корнях фаленопсиса, которые никогда не опрыскивались. Если на кончик такого корня капнуть водой, то при определенном освещении заметно, как по мертвым клеткам ризодермы постепенно распространяется вода, а поверхность корня чуть темнеет. На ярко белых корнях этот слой практически невидим.
У обычных корней под ризодермой находится экзодерма - покровная ткань, образованная наружным слоем первичной коры и приходящая на смену ризодерме. У орхидных несколько иначе. Веламен воздушных корней орхидных образуется из клеток, появившихся в результате периклинальных (параллельных поверхности) делений наружного слоя клеток корня в зоне дифференцировки, которые являются производным ризодермы. При этом спустя какое-то время под этими клетками начинает дифференцироваться однослойная экзодерма, что еще раз доказывает морфологическую природу этих клеток как производную от ризодермы. Клетки однослойной экзодермы имеют утолщенные клеточные стенки, а под ними располагается фотосинтезирующая паренхима первичной коры, в которой протекает энергичный метаболизм. Замыкает первичную кору эндодерма. Это своеобразная внутренняя пограничная ткань, отделяющая первичную кору корня от центрального осевого цилиндра. Эндодерма сплошным кольцом плотно сомкнутых клеток окружает центральную часть корня. У однодольных растений большая часть клеток эндодермы имеют весьма своеобразные подкововидно-утолщенные оболочки, пропитанные суберином. Жироподобное вещество - суберин непроницаемо для воды и газов, поэтому эндодерма прекрасно выполняет свою пограничную функцию. И только некоторые клетки эндодермы не имеют этого слоя. Через них и происходит обмен. Вероятно, это и дает возможность в определенных условиях осевому цилиндру не погибнуть и нормально функционировать (выполнять свою основную функцию транспортировки питательных веществ) при повреждении веламена и гибели паренхимы первичной коры. Корни орхидей развиваются по тем же законам, что и корни других растений, но есть и некоторые отличия. Их наружный слой состоит из относительно долгоживущих (дольше всего они живут у земляных орхидей) клеток ризодермы, которые у даже эпифитных орхидей могут образовывать корневые волоски. Например, у таких орхидей, как фаленопсисы или ванды, которым в нормальных (естественных) условиях существования это вовсе не свойственно. Правда, у них никогда не бывает полностью опушенных корней. Только небольшие участки, как попытка адекватно ответить на изменение условий существования. Явление очень характерно для растений полученных культурой ткани и пересаженных из питательной среды в кору. То есть, при резком изменении условий существования корней в сторону уменьшения доступности влаги и питательных веществ. При посадке в сфагнум такого поведения корней не наблюдается. Бывает такое и у фаленопсисов долго находящихся (до двух лет) в питательной среде и достигающих значительных размеров. Объясняется это нехваткой питания уже большому растению. Появление корневых волосков является естественным способом увеличить всасывающую поверхность в месте контакта корней с питательной средой. Приходилось видеть и более радикальное изменение корней. Например, у ванили плосколистной, которая росла во влажной атмосфере оранжереи, но не на влажной опоре, как обычно ее содержат. Этот экземпляр подвязывался по мере роста к шнуру и одно лето долго не опрыскивался. В таких условиях ваниль давала очень длинные корни (30-40 см, в нижней части стебля) сильно опушенные на концах, пытаясь таким образом компенсировать недостаток влаги и питательных веществ.
В природе первая задача поверхностных клеток корня орхидеи прикрепиться как можно прочнее к опоре. В горшечной культуре происходит тоже самое. Корни поверхностными клетками (ризодермой) присасываются к кускам субстрата и стенкам горшка, стремясь еще и увеличить площадь соприкосновения уплощаясь. Развиваясь и проникая в субстрат, корни начинают изменяться. Постепенно, под действием перепадов влажности в зоне всасывания корня начинают гибнуть клетки разделившейся ризодермы (от них остаются только оболочки) и, соответственно, образуется веламен. Иногда его могут называть "зрелым", в смысле, что он может выполнять свою основную функцию поглащения и веременного хранилища влаги. Живые клетки разделившейся ризодермы соответсвенно - "не зрелый веламен". В стабильных условиях среды, например, когда корни эпифитных орхидей развиваются в воздухе без периодического увлажнения (в горшечной культуре так часто развивается воздушные корни фаленопсисов или начальные части корней орхидей), в земле или в воде (иногда возможно и такое) веламена (как слоя мертвых клеток) не бывает. Клетки разделившейся ризодермы остаются живыми, хотя функционируют в разных средах по разному.
Зависит появление веламена не от времени прошедшего с момента дифференцирования клеток первичной коры на слои (ризодерму, экзодерму, паренхиму), а от действия на корни периодического изменения влажности. То, что это именно так, хорошо видно на примере корней фаленопсисов, присосавшихся внутренней поверхности прозрачного горшка. Сначала веламен появляется на обращенной внутрь горшка поверхности корня. Потом он постепенно распространяется на прилегающую к стенкам горшка область корня, клетки которой имеют контакт с водой, только через омертвевшие боковые клетки разделившейся ризодермы. Можно наблюдать как от полива к поливу, все больше и больше, уменьшается площадь не промокающей части живых клеток, пока не исчезнет совсем. В зоне роста корня веламен не образуется. Следует учитывать, что образование веламена в условиях горшечной культуры происходит неравномерно. В центральной части горшка постоянно высокая влажность и на участках корней проходящих через нее веламен не образуется. Очень хорошо это заметно при пересадке фаленопсиса с полной заменой субстрата. Его корни без веламена имеют характерную сетло-желтую окраску. Такие же корни и у орхидей посаженных в субстрат на основе торфа или минеральной ваты. В общем случае, толщина и наличие веламена (мертвых клеток разделившейся ризодермы) на разной глубине горшка зависит от режима полива. Самый толстый слой веламена там, где идет наиболее частое увлажнение с просыханием, т.е. в поверхностном слое субстрата.
Искусственно образовать веламен на корне, растущем в воздухе, можно следующим образом. Небольшой отрезок корня обматывается не очень толстым слоем сфагнума (чтобы два раза в сутки высыхал) и опрыскивается утром и вечером на протяжении одной–двух недель. Обычно этого времени достаточно, чтобы клетки разделившейся ризодермы погибли, превратившись в веламен. Такой эксперимент можно проводить с корнями любых эпифитных орхидей, но удобнее всего на орхидеях с достаточно толстым (но не чрезмерно) слоем разделившейся ризодермы, например, каттлеях, лелиях и некоторых эпидендрумах и т.д. Через образовавшийся веламен, становящийся полупрозрачным при намокании, хорошо просматривается зеленая окраска внутренних фотосинтезирующих тканей корня. Конечно, это не совсем напоминает процесс естественного образования веламена, но позволяет понять некоторые вещи.
Фото взято с BOTANY Online - The Internet Hypertextbook
Внутренние слои веламена представляют собой мертвые клетки, стенки которых имеют микроскопические отверстия (перфорации) создающие капиллярный эффект за счет чего и идет быстрое наполнение клеток жидкостью. Поэтому веламен служит проводником живительной влаги и в те места, где не было контакта поверхности корня с влагой. В промежутках между увлажнениями веламен может перераспределять влагу из мест более влажных в места менее влажные. В природе корни эпифитных орхидей в первую очередь распространяются по складкам коры, где проще закрепиться и всегда влажнее. Дольше всего влага сохраняется под корнем, откуда может поступать на близлежащую поверхность. Так же веламен корней ведет себя и в горшке. Некоторое время после полива веламен на участках корня соприкасающихся с частицами субстрата отбирает из них влагу и распределяет ее на близлежащий объем веламена, поверхность которого не кантактирует с частицами субстрата. У орхидей имеющих редуцированную ризому корни еще и тесно соприкасаются друг с другом, передавая через веламен влагу тем корням, которые находятся в условиях малого увлажнения. И хотя считается, что веламен пористый материал, обыкновенные пористые материалы, такие например, как поролоновая губка не имеют свойств веламена. В них отсутсвует эффект капиллярности и насасывать воду, как клетки веламена они не могут. При ограниченном увлажнении и периодической просушке часть внутреннего объема клеток веламена остается заполненной воздухом, который обогащает кислородом влагу поступающую внутрь корня. Если же веламен длительное время остается наполненным водой, то уровень доступного корням кислорода падает и веламен превращается во влажный саван для корней эпифитных орхидей. Такое может случиться даже летом при частом, обильном поливе, несмотря на высокую транспирацию. Именно длительным избыточным увлажнением объясняется 99,9% случаев гибели корней в горшечной культуре. Немногочисленные межклетники в паренхиме первичной коры, отвечающие за газообмен, не могут эффективно снабжать кислородом корни, рассчитанные на эпифитный образ жизни. Корни эпифитных орхидей, образовавшиеся в "тяжелых" субстратах приспосабливаются к нему увеличивая количество межклетников на ранней стадии развития эквивалентно условиям увлажнения. Пример, массовая культура орхидей в субстрате на основе торфа или минеральной ваты. При адекватном поливе в условиях правильной агротехники производителя эпифитные орхидеи нормально растут в таких субстратах, а их корни обычно не имеют веламена, что создает некоторые трудности при переводе их на менее влагоемкие субстраты. Но, при изменении режима полива (например, в цветочных магазинах, где частенко полив заменяют окунанием в емкость с водой), даже такие корни легко заливаются, так как в промышленной культуре полив строго дозируется и влажность субстрата не бывает 100%. Гораздо менее вредно для таких корней некоторое снижение влажности, но не просушка, конечно. А для эпифитных орхидей главное правило "лучше не долить, чем перелить". Для корней с веламеном недополив гораздо менее опасен, чем перелив. В худшем случае может несколько уменьшится скорость роста орхидеи. Особенно опасно избыточное увлажнение зимой при пониженных температурах в холодных и сырых квартирах. В таких условиях испарение влаги растением незначительно и отбор ее из веламена идет крайне медленно.
То есть, способность веламена эпифитных орхидей "запасать влагу", в горшечной культуре при неверном поливе, может стать отрицательным фактором, способным погубить корни, а затем и растение.

Максимально возможная толщина веламена зависит от толщины слоя клеток разделившейся ризодермы, которые постепенно в него превращаются. А соотношение между толщиной веламена, паренхимы первичной коры и осевого цилиндра в зоне всасывания имеет прямую связь с условиями, в которых появлялись конкретные виды орхидей и закреплена генетически.
Бытует заблуждение, что толстые корни всегда имеют толстый слой веламена. В действительности все не так однозначно. У фаленопсисов, ванд и сходных с ними по строению и условиям существования орхидей толстого слоя веламена не бывает, потому что как виды они формировались в условиях малых колебаний влажности, как в течение суток, так и в течение всего года. Корень фаленопсиса диаметром 4 мм в зоне всасывания в среднем имеет слой веламена не более 0,25 мм, а толстая паренхима первичной коры несет дополнительную функцию накопителя. Слой веламена у корня стангопеи тигровой при той же толщине может быть больше 1 мм, при очень тонком слое паренхимы. Причем никто не задумался, зачем такие корни орхидеям, традиционно выращиваемым во влагоемком субстрате на основе сфагнума. А дело в том, что в естественных условиях эти орхидеи обычно растут на горизонтальных развилках ветвей или свешиваясь со скал. Направляя корни в стороны и вверх, они ловят ими листовой опад, формируя себе среду для дальнейшего развития корневой системы. Естественно, такая среда продувается всеми ветрами и не может иметь сколько-нибудь стабильные (в смысле увлажнения) параметры. Поэтому орхидее необходимо иметь толстый веламен, который в таких условиях играет еще и важную роль кратковременного хранилища влаги. А так как строение корней закреплено генетически, в сфагнуме они растут с таким же толстым слоем клеток разделившейся ризодермы. В условиях высокой влажности оранжерей сфагнум может быть стабильной средой и вполне вероятно (в толщине субстрата) веламен на корнях стангопеи может не образовываться. Более того, в условиях оранжереи большого количества корней ей и не нужно. В условиях же низкой влажности обычной квартиры при посадке в корзину сфагнум не спасает от значительных колебаний влажности субстрата и веламен образуется. Если в этих условиях полив, как это часто рекомендуют для стангопей, будет обильным (обычно рекомендуют погружение в воду на 5-10 минут), то их корни живут всего один сезон. В такой ситуации и субстрат и толстый слой веламена вбирает в себя слишком много воды, что препятствует нормальному поступлению кислорода к клеткам паренхимы первичной коры. При поливе по периметру корзины с периодической просушкой периферийной части субстрата этого не бывает и корни не листопадных стангопей, распространенных в комнатной культуре, живут в сфагнуме до полутора-двух лет и ветвятся.
Обычно проблемы с корнями орхидей начинаются именно тогда, когда весь слой клеток разделившейся ризодермы превратится в мертвые клетки веламена. В естественных условиях этот процесс идет медленно, так как влага на долго в веламене не задерживается и просушка веламена идет ежедневно. Естественно так продолжается не весь год и в естественных условиях у орхидей бывают те же проблемы, что и в искусственных. И старые корни отмирают, и бульбы гниют, и растения погибают. В горшечной культуре режим аналогичный природному поддерживать не реально и процесс образования веламена идет значительно интенсивнее. Притом следует учитывать, что в центре горшка веламен на корнях может и не образовываться из-за постоянной влажности. Все зависит от того, в каком субстрате растет орхидея и режима полива. Если полив идет по периферии горшка это одно, если поливать по всей поверхности это другое, а если погружением, то это уже третье. Опять же, совет – лучше недолить, чем перелить с одной стороны сдерживает скорость образование веламена, а с другой – стимулирует развитие корневой системы. В дальнейшем это позволяет сократить количество воды при каждом поливе, так как общая всасывающая поверхность корней будет значительна. Следует учитывать, что корни орхидей еще на ранней стадии развития приспосабливаются под режим полива и кардинально менять его нельзя. Можно лишь менять количество воды при каждом поливе или, что иногда хуже для орхидеи, промежутки между поливами в зависимости от потребностей растения, времени года, температуры и влажности.
В общем случае, если не будет периодической просушки веламена, от недостатка кислорода начинают гибнуть клетки паренхимы первичной коры. С другой стороны, если сильно подсушивать, клетки паренхимы опять таки страдают, так как мертвые клетки веламена не защитят их от постепенного иссушения. Этим и объясняется недолговечность корней с толстым слоем веламена и тонким слоем паренхимы в горшечной культуре. У эпифитных орхидей на блоках, при правильной агротехнике такие корни живут значительно дольше. Полив адекватный составу субстрата и условиям содержания, как во время развития корней, так и потом, главная проблема горшечной культуры. В горшке корни эпифитных орхидей существуют не в особо идеальных (с их точки зрения) условиях, но корни приспосабливаются к режиму полива и эти условия можно поддерживать из года в год. В природе же период дождей может быть губителен для старых корней с толстым слоем веламена. Эксперимент по искусственному созданию полоски веламена по окружности корней закончился плачевно. После образования веламена, без опрыскивания клетки паренхимы первичной коры под ним стали постепенно усыхать. Но после ежедневного двухнедельного опрыскивания через веламен стало заметно, что клетки паренхимы начали принимать какой-то не здоровый коричневатый оттенок. Воздухообмен-то этого участка корня не был рассчитан на появление толстого слоя веламена (клетки ризодермы погибли вплоть до слоя экзодермы, предшествующего паренхиме) и ежедневное опрыскивание. Опрыскивание было прекращено и паренхима на этом участке быстро усохла, а соседние корни, на которых слой веламена образовывался естественным образом и не доходит до клеток экзодермы, живут на сухом воздухе уже второй год. На фото видно, что у корня усохло только место, где проводился эксперимент. Ниже него корень цел и работает, так как осевой цилиндр в месте принудительного создания веламена остался в нормальном состоянии. Прекращение опрыскивания этого места не дало потенциальной гнили добраться до центральной части корня.
Многие эпифитные орхидеи с редуцированной ризомой в природных условиях выпускают целые бороды тонких корней. Обычно это виды, относящиеся к веточным эпифитам и близкие к ними по условиям существования. И тут в горшечную культуру вкралась очередная ошибка. Почему-то считается, что тонкие корни признак влаголюбивости. На самом деле по отношению ко многим видам эпифитных орхидей это не так. Залить корневую систему онцидиума (традиционно выращиваемого в мелком субстрате) гораздо проще, чем фаленопсиса, который может быть весьма чувствительным к излишнему поливу, но из-за толщины корней, в горшечной культуре часто содержится в субстрате из достаточно крупной фракции коры, позволяющем корням быстрее обсыхать и лучше дышать.
У эпифитных орхидей живущих в условиях резких суточных колебаний влажности своя стратегия выживания. С точки зрения использования, конденсирующейся на корнях влаги от туманов или ежедневных кратковременных дождей гораздо выгоднее иметь большое количество относительно тонких корней с достаточно толстым слоем веламена. Подсчитаем впитывающую поверхность корня длиной 10 см, для диаметра 4 и 2 мм по формуле S=2πRL. Так, поверхность первого корня – 2х3.14х2х100 = 1256 квадратных мм, а второго, соответственно, 628 квадратных мм. Но четыре корня диаметром 2 мм, у которых суммарное поперечное сечение равно сечению одного корня диаметром 4 мм, имеют общую всасывающую поверхность в два раза больше при том же объеме массы корней! Для эпифитных орхидей, живущих в выше описанных условиях, иметь такие корни единственный выход для нормального водоснабжения. Однако корни еще являются и средством закрепления. Так что, для орхидей разных габаритов, имеется некоторый, выработанный в процессе эволюции оптимум толщины корней, при которой уменьшение их механической прочности еще не становится критичным для функции закрепления, а суммарная площадь поглощения обеспечивает растение влагой и питательными веществами в местах естественного произрастания. Причем, как уже было отмечено, тонкие корни многих видов эпифитных орхидей имеют достаточно толстый (по сравнению с толщиной корней) слой клеток разделившейся ризодермы (потенциальный веламен) и толстый осевой цилиндр. Ведь кроме основного назначения – впитать и передать растению за короткий период времени максимальное количество влаги (чему способствует большая суммарная площадь корней и пропускная способность осевого цилиндра), веламен может играть дополнительную роль накопителя. На солнце веламен постепенно высыхает, защищая внутренние клетки от перегрева. Однако эта защита весьма своеобразна. Дело в том, что идея будто бы сухие клетки веламена заполненные воздухом могут играть роль изолирующей прослойки, предохраняющей корни от перегрева и иссушения несостоятельна. На прямом солнце воздух в замкнутом объеме мертвых клеток веламена быстро нагреется до температуры выше, чем окружающая среда. В такой ситуации на некоторое время оказываются многие веточные эпифиты и не только они. Только испарение способно предоставить действенную защиту корням от перегрева. В такой ситуаци веламен начинает работать в обратную сторону отбирая влагу из внутренних клеток корня. Толстый слой веламена и тут сыграет свою положительную роль. Пока вся влага из него не испарится, внутренним клеткам корня ничего не грозит. А чтобы паренхима первичной коры не страдала, эпифиты живущие в условиях резких колебаний влажности выработали способность оперативно позврашать влагу из бульб в корни, когда это нужно и так же быстро запасать ее в бульбах, когда есть возможность. Так что функция веламена как "абсолютного защитника" от потери влаги внутренними клетками корня весьма иллюзорна. При низкой влажности долговременная защита фикция, если орхидея не "умеет" возвращать влагу в корень. Ситуация вполне реальная, так как во многих широко распространенных гибридах имеется "кровь" орхидей гигрофитов, которым это умение ни к чему. А при высокой влажности просто нет существенного испарения через веламен. Убедиться в этом можно с помощью того же участка искусственно полученного веламена на воздушном корне. Этот опыт очень показательно проводить зимой на корне растения расположенного подальше от батарей отопления, когда нет жары, но низкая влажность. Если участок воздушного корня с искусственно полученным веламеном не опрыскивать несколько недель, то клетки паренхимы первичной коры начнут усыхать. Если же это место начать опять опрыскивать, толщина корня на участке с веламеном практически восстановиться. Поэтому воздушные корни орхидей, которые никогда не опрыскивались, живут долго (несколько лет), а участки корней находящиеся на поверхности субстрата и нормально чувствующие себя летом начинают постепенно усыхать зимой. Хорошо заметно на примере орхидей с толстыми корнями (фаленопсисов). Зимой полив сильно сокращается и поверхность субстрата практически все время сухая. Поверхностные участки корней, периодически сильно увлажнявшиеся летом, обычно имеют толстый слой веламена. При низкой влажности и малом поливе влага из клеток паренхимы первичной коры на этих участках постепенно уходит, а клетки сильно усыхают или даже погибают. Тоже часто происходит после пересадки орхидей с полной заменой субстрата. Из-за нарушения контакта корней с субстратом их водоснабжение нарушается, и компенсировать его увеличением полива невозможно. Воздушные же корни покрыты слоем живых клеток разделившейся ризодермы, и транспирация через их поверхность отсутсвует.
Так как веламен на корнях фаленопсиса тонок, процесс усыхания паренхимы первичной коры хорошо заметен. У корней с толстым слоем веламена, который не теряет своей формы, этот процесс может идти незаметно и только на ощупь удается определить отсутствие паренхимы первичной коры под веламеном. Однако ее гибель на части корня не обязательно означает гибель всего корня. Осевой цилиндр может успешно функционировать, поставляя питательные вещества от нормальной части корня, находящегося в глубине субстрата. Более того, часто даже повреждение веламена на участке с отсутствующей паренхимой первичной коры часто не оказывает на осевой цилиндр отрицательного действия и он долгое время функционирует.
У орхидей имеющих биологический покой, в комнатной культуре, зимой при невысокой температуре, наблюдается транспирация через корни, покрытые веламеном, отчего бульбы достаточно быстро сдуваются. Опытным путем определено, что именно корни сидящие в горшке с крупным субстратом и дополнительными отверстиями для вентиляции, испаряют влагу, а не "надземная" часть таких растений. В условиях высокой влажности оранжерей такие орхидеи можно практически не поливать в период покоя. В комнатной культуре поливать их в этот период следует весьма умеренно, ориентируясь на уменьшение объема бульб.
Нужно учитывать, что в горшке без боковых отверстий для вентиляции образуется специфический микроклимат. Даже при длительном отсутствии полива, корни могут не испытывать существенного дискомфорта и клетки паренхимы первичной коры не сильно теряют влагу. Из эпифитных орхидей больше всего повезло каттлеям. Практически везде написано, что их корни требуют полной просушки между поливами и каттлеи поливаются любителями весьма умеренно. Обычно гибридные каттлеи, просидевшие в субстрате из сосновой коры длительное время (больше 6-и месяцев), обходятся без полива 2-3 недели в условиях сухого воздуха без какого-либо вреда корням. Старый субстрат лучше напитывает влагу и медленнее чем свежий отдает ее, поддерживая в горшке высокую влажность. Без особых проблем выживают корни орхидей и при низких положительных температурах, если нет полива. Однако при пересадке с заменой субстрата, когда нарушается связь корней с субстратом, даже такие корни, казалось бы приспособленные к малому потреблению воды, частично гибнут не сумев приспособиться к новым условиям увлажнения.
Корни многих орхидей обязательно имеют или могут иметь корневые волоски. Из наиболее распространенных в комнатной культуре корневые волоски име

Источник: http://orchidsby.h12.ru/publicat/Problems.html

Категория: Мои статьи | Добавил: Януся (20.05.2009)
Просмотров: 1345 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz